Домой Истории Байконур в памяти и в сердце навсегда

Байконур в памяти и в сердце навсегда

441
0

12 апреля 1961 года Ю.А. Гагарин полетел в космос. Событие? Событие. Огромное. 12 апреля 1991 года я в звании прапорщика вместе со всей страной, тогда могучим СССР, отмечал 30-летие первого полёта первого космонавта планеты, и не где-нибудь, а на Байконуре, в городе Ленинске. Событие? Для меня – огромное. В том числе и потому, что это был последний юбилей космонавтики в рамках Советского Союза. Юбилей был грандиозный по всем параметрам. Хроника того дня сохранилась на плёнках ТВ, можно посмотреть. Были космонавты, иностранные гости, авиашоу, выставка авиатехники, большой гала-концерт. Такое запоминается на всю жизнь.

А попал я на Байконур до банальности просто и буднично. Вообще-то армия мне не светила. Зрение минус восемь. Какой из меня военный? Короче – белый билет. Работал на заводе в г. Северске, жил в общежитии. Было мне 18 лет. Жизнь текла размеренно. Как-то приходит повестка из военкомата: «Прибыть 17 ноября 1988 года на призывной пункт с вещами». Прибыл. Говорю: «У меня же белый билет. По зрению». В ответ: «Ничего. Лопату увидишь» Всё. Значит, стройбат. Это я потом уже узнал, что пошёл за «того парня», у которого имелись хорошие связи в военкомате. Я же из детдома, заступиться некому. Да я и не возражал. В армию так в армию. Там тоже кормят и одевают.

Дальше: «Призывники, стройся!», эшелон, едем-едем-едем, станция Тюратам, Байконур. Прибыли. Ночь. Кромешная темнота. Не просто темнота, а непроглядная, сплошная… В стройбат я не попал. Почему? Сам до сих пор гадаю. Попал в отдельную роту охраны старта. Площадка № 45. А на самом старте тогда как раз готовилась к пуску ракета. Большая такая. «Зенит-2». В ночь на 23 ноября всю роту подняли по тревоге, мы погрузились в КамАз и выехали в степь. Остановились в паре километров от старта. Старшина прочёл краткий инструктаж по безопасности и от себя по-отечески добавил: «Если она рванёт, нам всем крышка». Успокоил однако. Вот и получилось, что всего через шесть дней после прибытия, толком не освоившись в армии, не приняв присягу, я впервые наблюдал за полётом ракеты в космос. Ни до, ни после более грандиозного зрелища в жизни я не видел. Словами не опишешь. По телевизору выглядит тоже красиво, но эффект не тот. Такое надо видеть своими глазами, ощущать телом. Это гордость за свою страну, за себя, за нас. За то, что мы можем оторвать такую громадину от земли и отправить в космос. Наверное, в ту ночь я и решил остаться на Байконуре. Пусть здесь то очень жарко, то очень холодно, много неудобств, но космос того стоит. В моём случае, причастность к нему.

Дальше – обычная служба. Приходилось и полы мыть-наяривать, и в нарядах стоять, и в караулы ходить. Для меня ничего нового в армии не было. Тот же детдом, только с оружием. 17 ноября 89-го, ровно через год после призыва в армию, я уехал в Севастополь, в школу прапорщиков, которую окончил с отличием. Уже в Крыму узнал о неудачном старте ракеты-носителя. Что это такое – объяснять не нужно. Мне, наверное, повезло… Вернулся на Байконур прапорщиком, продолжил службу. Всякий раз, как взлетала ракета, все бросали дела и завороженно глядели на запуск, как в первый раз.

Там, на Байконуре, всё казалось огромным и сильным. Расстояния, стартовые площадки, ракеты, количество людей (военных и гражданских), летом стояла жара невыносимая, ветер дул постоянный и сильный. И всюду степь, степь, степь. И звёзды огромные и близкие. Всегда было желание дотронуться до них рукой. Природа Байконура имеет одну интересную особенность. Днём на поверхности жизни нет. Всё вымирает. Зато ночью, когда жара спадает, какой живности только ни увидишь. Змеи всех размеров, ёжики ушастые, скорпионы, пауки, суслики, сайгаки, какие-то непонятные насекомые, короче, всякой твари по паре. Даже цветы на клумбах днём сворачиваются, а ночью раскрываются. Стеснительные, наверно. Зря говорят: «Мёртвая степь». Она живая и по-своему красива.

Жизнь космодрома в советское время – это отражение жизни всего Союза. Стремительный развал СССР повлиял на всю работу полигона. Трагические события 1992 года, так называемый «голодный бунт» (стихийный солдатский мятеж), ухудшили положение дел. Оставаться в чужой стране не хотелось, пришлось покинуть ряды армии и Байконур. А жаль. Все, кто имел отношение к космодрому, при упоминании Байконура в СМИ по-особенному реагируют. Я это точно знаю. По себе. Байконур остался в крови и памяти навсегда. Ни секунды не пожалел, что служил там.

Весной, аккурат ко Дню космонавтики, степь покрывается ковром из разноцветных тюльпанов, как будто поздравляет всех причастных с праздником. Красотища неописуемая. Человек такое не сделает никогда. Только природа. В интернете можно найти фото и видео с пуском ракеты на фоне тюльпанов. Посмотрите, не пожалеете. Ну, а если сама природа поздравляет всех нас с этим большим праздником, то это действительно значимое событие в нашей истории. С Днём космонавтики, земляки!

С.В. Арагачев, библиотекарь п. Аргат-Юл

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Ваше имя