Домой Здоровье Семья и работа неделимы

Семья и работа неделимы

182
0

Мы часто рассказываем о ветеранах-медиках, о молодых специалистах, уже работающих и только собирающихся приехать в Первомайский район трудиться в сфере здравоохранения. Но есть совершенно уникальное и достойное внимания явление – семьи врачей, образующие в Первомайской РБ целые династии. В преддверии Дня медицинского работника, который не так уж далёк от празднуемого 8 июля Дня семьи, любви и верности, хотелось бы рассказать о хорошо знакомой многим пациентам Первомайской районной больницы семье Манойловых.

Сложности  закаляют  студентов

Не так-то просто медику выделить время для беседы с журналистом, но мне повезло. После недолгих  переговоров глава семейства, Владимир Петрович Манойлов, пригласил меня в ординаторскую. В перерыве между обходами, работой с документами и операциями он поведал свою историю.

В Томский медицинский институт Владимир Петрович, уроженец Чаинского района, поступил в 1973 году. Примером для него в выборе профессионального пути стал двоюродный брат, военный хирург, служивший в Афганистане, вернувшийся с войны с ранениями. Героический опыт старшего родственника показал Владимиру Петровичу, что медицина может стать источником романтического подвига. С выбором специализации проблем не было, да и сложности в обучении, по мнению хирурга, только закаляют молодых людей. «Трудности возникали разве что с изучением иностранных языков, – говорит он. – Для парня, выросшего в деревне, где все иностранные языки были на нулевом уровне, биться с первого курса пришлось и с немецким, и с латынью. В итоге научился читать, писать и грамотно формулировать свои мысли на иностранном языке».

Первые хирургические опыты Владимира Манойлова, как и всех студентов-хирургов тех лет, начинались на «кружках» уже после четвёртого курса. Тренировались на бездомных собаках. «Собак ловили, оперировали на базе госпитальных клиник мединститута имени Савиных, – вспоминает В.П. Манойлов. – Кто поймал собаку, тот первый и оперирует её. А собаки такие животные – она выздоровела после операции, снова её можно оперировать. Животное за это получало хорошее питание, уход, а студенты – неоценимый практический опыт».

Наш увлекательный разговор прерывается приходом в кабинет бессменного коллеги и старшего сына моего собеседника, Манойлова Евгения Владимировича.

Любовь – с первого… курса

Перевожу беседу на тему семьи. С супругой, Надеждой Юрьевной, родившейся в далёком Бишкеке (ранее город Фрунзе), Владимир Петрович познакомился ещё на первом курсе, она приехала поступать в Томский медицинский институт после медучилища.

«Как мне сказали в Киргизии, если хочешь выучиться на врача – поезжай в Россию, – чуть позже поделилась со мной воспоминаниями Надежда Юрьевна. – Я сюда приехала и встретила свою судьбу».

«У нас была настоящая студенческая свадьба. Сначала жили в общежитиях, а после бракосочетания уже снимали квартиру. В институте только узнавали, что студенты женились, сразу выселяли из общежития. Семейным общежитие не предоставлялось. Ещё четыре года мы жили на съёмных квартирах», – совсем без горечи, даже с улыбкой, вспоминает Владимир Манойлов о бытовых трудностях.

«Мы не связывали свои жизни, как врачи. Тогда мы были просто студентами, – скажет позже Надежда Юрьевна. – У нас не возникало такой мысли: как мы будем – двое медиков? И вот нынче уже почти 46 лет, как мы в браке».

Пока беседую с главой семейства, Евгений Владимирович не перестаёт печатать на компьютере. Мне становится даже неловко, что мы отвлекаем его от работы. Но вижу, сын прислушивается к словам отца и улыбается.

В ординаторской появляется пожилая женщина, ей нужен совет по лечению. Это далеко не единственная пациентка, которая «ворвётся» в нашу душевную беседу. Но я всё понимаю: мнение врачей-хирургов на вес золота. Выслушав её и дав наставления, врач возвращается к диалогу. Владимир Петрович кивает на сына: «Старший появился, когда были студентами. Родился в клиниках мединститута и два года с нами по квартирам… У нас как-то получалось всё совмещать. Надежда Юрьевна даже не отстала от своего курса, никаких академических отпусков. И родители помогали, и мы сами подрабатывали, чтобы содержать семью. Я трудился в первой горбольнице, а ещё на лыжном трамплине – спортивным врачом. Там удобно было – отучился, а потом – на вечерние тренировки к прыгунам». Надежда Юрьевна тоже успевала подрабатывать в первой горбольнице, когда было время.

Судьбу решило  распределение

В 1972 году, после получения дипломов, супруги хотели поехать в северный район. Про село Первомайское молодая семья даже не слышала. Но это было единственное место, куда сразу требовались и хирург, и гинеколог. Так и приехали,  по распределению, на три года. «Раньше было не как сейчас. Полноценное жильё молодая семья получала не сразу, – говорит Владимир Манойлов. – В старом отделении терапии, где сейчас находится общежитие, нам выделили первую комнату. Потом в «пентагоне» (известный в райцентре двор, где дома расположены буквой «П», – прим. авт.) жили во временной квартире. Район понравился, и остались. Природа здесь красивая, отличается от суровых северных пейзажей Чаинского района. Там лога, холмы, темнохвойный лес, здесь живописные луга, сосняк, боры. Глаз радуется».

С уважением Владимир Петрович вспоминает своего старшего коллегу: «С коллективом повезло. Тогда ещё Владимир Степанович Галибин в самом расцвете сил был, было у кого поучиться. Первую операцию помню как сейчас. Аппендицит. Но делал её без Галибина, потому что, как только я пришёл работать, он сразу взял отпуск. Я сам оперировал (ещё в старом здании хирургии), а начальство за дверью стояло, смотрело, как справляюсь».

Трудно представить этого солидного, уважаемого всеми врача, молодым неопытным хирургом. Но время летит. 8 августа будет 42 года, как семья Манойловых приехала в район.

О детях, внуках  и будущем

Воспитание в семье медиков, по словам Владимира Манойлова, отличается тем, что дети с ранних лет знают распорядок работы отделений: «Евгений Владимирович с двух лет был приучен к больничным условиям. Акушера-гинеколога вызывают и днём, и ночью. Когда я был на смене, жена его брала и в роддом, и в гинекологию».

Сейчас в операционном зале все трое врачей Манойловых встречаются редко, но на практике таких случаев было немало. «У нас есть общий интерес, общие темы для разговоров даже вне работы. Удобно и то, что сейчас мы с Евгением Владимировичем можем договориться – кто дежурит, а кто отдыхает, подменить друг друга», – улыбается глава семьи.

Младший сын, Николай Владимирович, не пошёл в медицину. Хотя, как позже призналась Надежда Юрьевна, такое желание у него изначально было. «Он даже ходил с экскурсиями на кафедры вместе со старшим братом, – говорит она. – А потом отказался от этой идеи. Он «технарь». Политехнический институт закончил, у него два высших образования. И никаких сожалений по этому поводу нет. Он живёт в Томске,  работает вахтовым методом».

Владимир Петрович же, напротив, с небольшим сожалением говорит: «Так на Евгении Владимировиче, похоже, и прервётся наша династия врачей. Больше никто в медицину не хочет. Старшая внучка уехала учиться в Санкт-Петербург на специалиста по международным отношениям. Младшая, похоже, тоже не наденет белый халат. Сложно ещё судить, она пока в средней школе. Дети младшего сына – девочка и мальчик, пока далеки от выбора профессии. Один окончил третий класс, а внучке всего четыре года. Может, и продолжит кто-то семейное дело».

Свободное время сам Владимир Петрович Манойлов любит проводить в лесу, на рыбалке или охоте: «Надежда Юрьевна со мной на охоту не ходит. На рыбалку любит выезжать иногда – отдохнуть на природе. Сыновья сейчас лишь изредка составляют компанию. Евгений всё чаще на работе». Сам глава семьи считает, что вырастил достойную смену, но для полноценного выхода на пенсию нужны и другие кадры. Бросать хирургическое отделение на сына было бы несправедливо. Нагрузка в хирургии всегда большая. «Пока жизнь так складывается, что ещё нужно поработать, а там видно будет», – резюмирует врач.

Когда коллеги – родня

По взгляду доктора вижу, что ему пора бежать, пациенты ждут. И как только глава семьи уходит, пользуясь возможностью, начинаю разговор с Евгением Владимировичем Манойловым, который всё это время находится в ординаторской.

Его первые воспоминания из детства – уже в Первомайском районе: «Оба, и мама, и папа, у нас строгие, но справедливые. Наказывали, конечно, за шалости, плохие оценки. Но родителями я всегда очень гордился, и сейчас горжусь. Я вообще-то на юридический факультет собирался поступать, но там был высокий проходной балл, 20 из 20, одного балла не хватило, с результатом 19 из 20 я поступил в СибГМУ в 1995 году», – рассказывает Евгений Манойлов.

Профессию хирурга доктор выбрал ближе к пятому курсу. С утверждением, что на выбор повлиял отец, Евгений Владимирович не соглашается: «Сам смотрел, что меня заинтересует больше, какие предметы лучше даются. В 2001 году по окончании университета я работал в Первомайской ЦРБ, мне тоже довелось поучиться у Владимира Степановича Галибина. Потом я уехал в Молчаново, поскольку здесь вакансий не было. Там в районной больнице отработал 13 лет, а когда пригласили сюда, не раздумывая вернулся в родной район». В Евгении Манойлове чувствуется отцовская твёрдость, самостоятельность. Конечно, от народного сравнения со старшим Манойловым никуда не деться, но из разговоров, что с отцом, что с сыном, становится ясно, их смело можно назвать равноправными коллегами. Мама доктора также призналась потом: «То, что мы с сыном коллеги, скорее, давит на него. Но с другой стороны, он 13 лет работал без родительского крыла и вернулся сюда по доброй воле. Значит, здесь ему комфортнее. Мы им гордимся».

Со своей супругой, Мариной Леонидовной, Евгений Манойлов учился в одном классе. За годы совместной жизни, по примеру его родителей, они стали надёжными партнёрами. И даже напряжённый график работы, со слов врача-хирурга, давно не пугает супругу. Старшая дочь Мария, как и сам отец, «студенческий ребёнок». Младшая Надя родилась в Первомайском роддоме, ещё до отъезда в Молчаново. Первомайский район для Евгения Владимировича всегда оставался родным, каким стал и для его детей.

«Работаю, потому что это моё призвание»

Наш разговор прерывает Владимир Петрович, хирургам нужно срочно отправляться в операционную.

Надеясь застать Надежду Юрьевну в её кабинете, спешу на второй этаж. Но у врача акушера-гинеколога в самом разгаре приём, так что пообщаться нам удаётся совсем недолго, пока идёт процедура КТГ плода будущей мамочки.

«Профессия и семья для меня неделимы. Раньше, когда начинали работать, не было ни анестезиологов, ни серьёзного оборудования, собирались в операционной все врачи и помогали друг другу. Маленький (который сейчас большой) Евгений Владимирович, сидел на крылечке деревянного здания хирургии и держался за голову – когда же мама с папой вылечат пациента», – вспоминает Надежда Юрьевна.

Своё отношение к работе Н.Ю. Манойлова не скрывает: «Я работаю не от того, что, как говорят, пенсии низкие или ещё что-то. Я работаю, потому что это моё призвание».

О своих родных мама и четырежды бабушка отзывается с нежностью: «Как приезжает наш «технарь» с вахты, его семья перебирается к нам. И все внуки подолгу гостят в нашем доме. Такие встречи, конечно, самые душевные».

Побеседовав с семьёй медицинских работников, я поняла: мир и гармония в этой семье держатся на большом взаимоуважении, понимании и поддержке. Врачей Манойловых скрепляют как семейные узы, так и твёрдые отношения равноправных коллег. И кто знает, возможно, династия медиков всё же не прервётся.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Оставьте ваш комментарий
Ваше имя