Домой Истории Хотят ли русские войны…

Хотят ли русские войны…

746
0

…9 Мая в моём родном селе начиналось с песен военных лет, с рассказов о фронтовиках. Они первыми шли на митинг. В этот день погода редко была солнечной и тёплой, больше холодной с дождём и снегом. Но фронтовики шли в пиджаках, на лацканах которых были награды. В ту пору юбилейных медалей было мало, после Победы прошло немного времени. Награды были боевые. Шли дружно, здоровались, улыбались. Кто держал руку, вернее, что от неё осталось, в чёрной перчатке, кто опирался на батожок, кто заметно хромал.

Для проведения митинга я писала репортаж об участниках войны. Писать было несложно. Все они были рядом и мне знакомы. И не надо было идти в военкомат, узнавать фамилии тоже не приходилось. Моё поколение было рядом с фронтовиками.

О Курской битве мы уже тогда знали больше, чем было написано в учебнике, потому что в ней участвовал наш учитель Фёдор Семёнович Пусев.

Ещё один учитель, Михаил Дмитриевич Зорин, на уроках труда показывал, как лучше и безопаснее уберечь себя и своих близких. Скупо, но так, что надолго запоминалось, рассказывал о войне Тимофей Ермилович Чефонов. Мы встречали делегата XXII съезда КПСС на стадионе и гордились тем, что Михаил Семёнович Якименко стал Героем Социалистического труда. Но он был и героем войны.

С фронтовиками мы работали рядом, жили на одних улицах, на одних переулках. У каждого из них были свои военные будни, солдатские.

Раненого Антона Селевича подобрали бойцы партизанского отряда Ковпака, он несколько дней ехал в обозе. Остался жить, работать.

Из посёлка Майский среди других ребят на фронте были и три брата Толкачёвы: Григорий, Антон, Михаил. Пропал без вести Григорий, а мой отец Михаил и его брат Антон вернулись. Отец дважды получил ранения: в голову и ногу. Осколок в ноге так и остался с ним.

Многие из фронтовиков не хотели или не умели рассказывать о войне. Нелегко вспоминать о потерях друзей, суровых солдатских буднях.

Когда началось шествие Бессмертного полка, мы с братьями решили: в день 9 Мая быть в Первомайском, там, откуда уходили наши ребята на войну.

Но теперь я встретила всех тех, о ком рассказывала когда-то в репортажах, на планшетах. Вот и отец смотрит на нас. Подхожу к девушке, которая держит плакат, спрашиваю, чей портрет она принесла на митинг. «В школе дали, — отвечает. — А кто это, я не знаю».

Сколько незнакомых посёлков, безымянных высот осталось за ними. Они не неизвестные, они наши, первомайские: Семён Дивеев, Прокопий Сеелев, Яков Степаненко, Сергей Клоков, Яков Будько, Николай Козырев, Фёдор Сивец, Михаил Пьяных, Андрей Горбунов, Иван Бахарев, Илья Данилкин, Максим Новиков, Егор Пешкичев, Пётр Денисов, Александр Рыбин, Аркадий Елфимов, Василий Голяшов, Василий Шестаков… И ещё много-много солдат, всех невозможно назвать, но в памяти они навсегда.

Проходят годы. Моё поколение – это поколение живой памяти о войне. И нам надо эту память не только сохранить, но и передать детям, внукам. Пусть знают, пусть помнят.

Когда центральный музей Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. обратился к жителям России с просьбой рассказать о своих родственниках и увековечить их имена в Музее Победы на Поклонной горе, я приняла участие в этом проекте. И теперь имена моего отца Михаила Кузьмича Толкачёва и его братьев увековечены в депозитарии «Лица Победы». Сейчас мой внук находится на практике в Москве, и в выходные он навестит своего прадеда.

Празднование Дня Победы начиналось с песни, которая спрашивала и отвечала «Хотят ли русские войны?» И сейчас, когда шествует Бессмертный полк, в котором миллионы солдат, не вернувшихся с полей боёв, участников войны, пришедших с фронта, судьбы которых искалечены войной, хочется снова и снова спросить, хотят ли русские войны…

Валентина Перцева, г. Томск

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь